?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Статья о капитане Константине Андреевиче Числове, в 1945 году служившего боцманом на ДС-2  (LCI(L)-522) и участвовавшего в десантной операции. Источник - www.fishmuseum.ru

Его породнила с Камчаткой война.

Во второй половине прошлого века на рыболовецком флоте Камчатки Константин Андреевич Числов был одним из самых известных капитанов. За долгую флотскую судьбу он мужественно выдержал такие испытания, которых с лихвой хватило бы на несколько жизней.
В управлении тралового флота он начал работать с марта 1952 года. Но морская биография Константина Андреевича и знакомство с Камчаткой началось гораздо раньше. За год до начала Великой Отечественной войны он был призван на военную службу. Таким образом, уроженец Камчатской области Числов попал служить в Тихоокеанский флот. В начале войны корабль, на котором он служил, стоял во Владивостоке, в бухте Золотой Рог. Моряки уверены, что их вскоре повезут на Запад – воевать. Но их отправили на Камчатку. 28 июня отряд моряков прибыл в Петропавловск на военный корабль "Саратов". Многим прибывшим на новое место службы морякам не было еще и двадцати, и все мысли у них были о войне. Они думали, что вот-вот их пошлют на флот, ведь отступаю наши только потому, что нас нет там …
Время от времени с корабля "Север", куда его перевели служить, небольшие группы моряков отправили на фронт. Однажды к борту подошел катер, чтобы забрать шестерых матросов-пулеметчиков. Тогда несколько отчаянных моряков человек 10-12, в их числе друзья Константин Числов и Николай Вилков, спустились на катер с шестью пулеметчиками и в один полос заявили: назад не поднимаемся, посылайте нас на фронт. Их старались уговорить, но напрасно. Часа четыре катер простоял у борта. Потом комиссар разобравшись в чем дело, сказал "Трусы вы и больше никто. Знайте, что здесь очень скоро и трудней будет. Кем же вас тогда считать прикажете? Под трибунал захотели? Пришлось вернуться назад на свой корабль.
Моряки знали, что рано или поздно наступит их черед, поэтому готовились воевать и на море, и на суше. Они видели, что на берегу в городе, в порту вся жизнь людей была подчинена одному – все для фронта! Порой в плавании встречали в море наплавы со сбитых самолетов, нередко над кораблем пролетали американские бомбордировщики – на Курилы, бомбив японские укрепления.
День Победы Константин Андреевич встретил во Владивостоке, где формировалась спецкоманда для приема на Алеутских островах от американцев специальных десантных судов. На одном из островов полмесяца осваивали новые плавсредств, а затем перегнали их на Камчатку. На подходе к Петропавловску узнали, что Японии объявлена война.
Войска Камчатского оборонительного района получили боевой приказ: провести Курильскую десантную операцию. На ее подготовку было дано двое суток. Весь город ожил и напоминал разбуженный муравейник. По улицам потоком шли в пункты посадки на корабли автоматы, тягачи с войсками, боевой техникой, снаряжением, тянулись пешие колонны, вереницы конных повозок.
К утру 17 августа погрузка на корабли была завершена и вся армада из Авачинской бухты вышла в Тихий океан, и, выстроившись в кильватерную колонну, корабли и транспортные суда с десантом на борту, взяли курс на остров Шумшу.
События туманного и дождливого утра 18 августа публицисты и историки восстановят и опишут до мельчайших подробностей. Но воины вряд ли думали тогда, что будет после … Каждый десантник знал, что суда не смогут пристать к берегу и им придется вплавь добираться до берега и сходу вступить в бой.
После короткой артподготовки десантные суда с подразделениями первого отряда поворотом "все вдруг налево" перестроились из кильватерного строя в строй фронта на трехкилометровой полосе взяли курс к местам высадки. Десантное судно (ДС-2), на котором находился старшина 2-ой статьи боцман Числов был в этом строю. Константину Андреевичу на всю жизнь запомнились тревожная тишина и томительные минуты ожидания приказа. Вот радисты получили шифрованный сигнал командира высадки десанта капитана 1-го ранга Д.Г.Пономарева: "Начать высадку!"
Воина в бушлатах и солдатских гимнастерках прыгали в холодные воды моря с автоматами, винтовками и пулеметами в руках, кто вплавь, кто при помощи подручных средств устремились к берегу, чтобы зацепиться там и обеспечить плацдарм для последующих эшелонов наступающих войск. Из-за тумана японцы, кажется, не заметили высадку передового отряда – в первый подход к берегу ДС-2 почти без потерь высадил десантников. Н в следующий подход моряки попали под ураганный огонь японцев, Вражеские снаряды поразили ходовую рубку, были искорежены высадочные трапы, выведен из строя генератор, погас свет, повреждено рулевое управление, через пробоины в машинное отделение хлынула вода. И в этих тяжелейших условиях, командир корабля лейтенант Леонид Сафронов и его помощник лейтенант Евгений Кашинцев четко и умело руководили действиями экипажа, обеспечили продолжение высадки.
На судне возник пожар. Многие насосы и огнетушители вышли из строя, пробиты были пожарные шланги. При этом экипаж вел стрельбу по врагу, матросы заделывали пробоины, оказывали помощь раненым.
В критический момент к ДС-2, охваченный пламенем, подошел минный заградитель "Охотник", и члены его экипажа приступили к тушению огня всеми имеющимися средствами.
А на самом десантном судне самоотверженно боролись за спасение судна все, кто не был занят стрельбой. Командир боевой электромеханической части младший лейтенант технической службы Б.С.Галочкин в кромешной тьме вместе с группой мотористов и электриков, используя запасные аккумуляторы, включил в работу пять дизелей, аварийно-спасательные насосы для откачки воды, наладил рулевое управление. Это позволило под прикрытие дымовой завесы вывести десантное судно в безопасное место. Но здесь корабль пытался уничтожить японский самолет. Боцман Числов встал вместо убитого в бою пулеметчики и открыл огонь по самолету из зенитной установки. Атака с воздуха была отбита. По распоряжению командования морякам удалось своим ходом дойти в Петропавловский порт, в одну ночь с работниками судоверфи завершились необходимые ремонтные работы и вновь прибыть в район боевых действий. За мужество и самоотверженность старшина 2-ой статьи боцман К.А.Числов в числе с другими отличившимися в бою офицерами, старшинами и матросами корабля был удостоен ордена Красной Звезды.
В боях за освобождение острова Шумшу геройски погиб, грудью закрыв амбразуру, старшина первой статьи Николай Вилков.
Константин Числов и Николай Вилков со дня призыва служили вместе, на одном корабле, их связывала настоящая морская дружба …
После войны, став рыбаком, Константин Андреевич десятки раз проходил через Первый Курильский пролив мимо угрюмых скалистых берегов острова Шумшу. Каждый раз в этих местах он поднимался на мостик, как предписано уставом капитану судна, в бинокль всматривался в крутые склоны острова, где он получил боевое крещение, где в братских могилах навечно остались товарищи по оружию, где разбросаны остова сожженных вражеских танков и орудий. Не стерлись ещё с лика земли заросшие травой полузасыпанные траншеи, воронки от снарядов наших дальнобойных орудий и авиационных бомб. Иногда наступала безутешная тоска от сознания невозвратности ушедшей молодости, и что все более отдаляются образы друзей военной поры.
От невеселых мыслей спасала напряженная без выходных и праздников работа на путине – азартная и тяжелейшая. Когда в 1952 году демобилизованный военный моряк Числов поступил на работу в управление тралового флота, ему уже было за тридцать.
Без образования, гражданской специальности ему пришлось начинать жизнь с чистого листа и самой рядовой должности – матроса. Через пять лет Константин Андреевич окончил курсы повышения квалификации командных кадров, получил диплом штурмана, а затем и капитана малого плавания. В начале 60-х годов капитан Числов возглавлял экипажи средних рыболовных траулеров "Капитан Закхеев" и "Соликамск". Ему пришлось на собственном опыте испытать и пережить все тяготы и лишения, выпавшие на долю рыбаков первых лет масштабного освоения активного морского промысла. У них не было опыта, надежных приборов поиска косяков рыбы, навыков плавания в ледовых морях, не хватало приемных баз для сдачи уловов. Вот почему редко кто из капитанов среднего рыболовного флота в 50-5 годы избежал аварийных ситуаций. Посадка судна на мель, утеря якоря, навал на другое судно, намотка сетей на винт, нарушение правил мореплавания – вот наиболее часто встречающиеся аварийные ситуации, за что сурово наказывали руководителей экипажей судов. На первых порах этой участи не избежал и К.А.Числов. Улов на одни траулер составлял 7-8 тысяч центнеров рыбы. Достижения прославленных капитанов Алешкина и Кузнецова – 25 тысяч центнеров казались недосягаемыми.
Терпение, упорство, стремление освоить тонкости рыбацкого ремесла у лучших мастеров высоких уловов постоянно вывели Константина Андреевича в ряд лучших капитанов рыбной промышленности Камчатки.
В 1967 году экипаж СРТ "Соликамск" капитана Числов довел вылов рыбы до 50 тысяч центнеров. Таких уловов промысловики Камчатки еще не знали.
В зените трудовой славы Константин Андреевич неожиданно для многих коллег принимает решение – передать траулер "Соликамск" своему старшему помощнику В.Н. Бочкареву, а сам обращается с просьбой к руководству флота перевести его на отстающее судно, носящее имя друга Героя Советского Союза Николая Вилкова, погибшего в боях за освобождение Курильских островов.
Такое решение капитан принял не вдруг, а в результате долгих размышлений. Его всегда коробило, когда в числе отстающих называли суда, носящие на борту имена героев войны. Он умом понимал, что речь идет не о героях, а об экипажах траулеров, носящих их имена, но душа его не хотела смириться с тем, что дорогие для него фамилии упоминаются всегда в связи с неблаговидным случаем. Старшина первой статьи Николай Вилков всегда был заводилой, прекрасным организатором и с возвышенной душой.
Николай добровольцем записался в передовой отряд десанта. Когда под губительным огнем вражеского дота, имея большие потери, залегла рота морской пехоты старшего лейтенанта Н.В.Кощея, в критический момент к доту подполз заместитель командира взвода Н.А. Вилков и забросал дот гранатами, а когда из него вновь открыли огонь, закрыл амбразуру собственным телом. Под бушлатом, на груди Николая Вилкова, его боевые товарищи нашли красное полотнище – это был флаг Отчизны, который моряк – коммунист хотел водрузить на вершине высоты 171. Десантники поклялись водрузить знамя на высоте, вернуть Родине ее исконные земли. Десантники свято сдержали клятву.
Государство много делало для увековечивания памяти павших героев. Их именами названы улицы, корабли, пионерские дружины, населенные пункты. В центре Петропавловска сооружен памятник в честь освободителей Курильских островов. В дни торжеств горожане возлагают цветы у обелиска. Но ветерану К.А.Числову не давала покоя мысль сделать самому что-то доброе для прославления подвига боевого друга. А что конкретно – никак придумать не мог. Решение пришло как бы само собой, Константин Андреевич даже изумился, как же он раньше не догадался … Руководство тралового флота поддержало, благородное стремление ветерана и, решив некоторые формальные вопросы, направило капитана К.А.Числов на СРТР "Николай Вилков".
Ступив на палубу нового для него судна, Константин Андреевич ощутил какое-то душевное облегчение, будто сбросил с плеч груз, тяготивший его. В то же время капитан понимал, что теперь он в ответе не только за экипаж, но и за доброе имя друга.
С присущей многоопытным капитанам тщательностью он приступил к комплектованию команды. В этом деле капитан особых трудностей не испытывал: за многие годы работы в море он обрел большой авторитет и уважение на флоте как удачливый рыбак, добрый, требовательный и порядочный человек, поэтому многие просились в команду, И он многих знал не понаслышке, а по совместной работе.
Как принято у капитанов старшего поколения Константин Андреевич все ниши судовой жизни держал в кулаке, поскольку в море мелочей не бывает, поэтому он стремился предусмотреть все возможные ситуации, что они не стали в море неожиданностью. "В первый рейс на новом судне, конечно, волновался больше, чем обычно, - рассказывал потом знаменитый рыбак, - но команда подобралась хорошая, дружная, и в грязь лицом не ударились".
Еще одно обстоятельство способствовало успешной работе экипажа К.А.Числова и других добывающих траулеров. В начале 70-х годов на Камчатке опробовали первыми в Дальневосточном бассейне новый групповой метод организации промысла. Суть его заключалась в том, что группа траулеров закрепляется за определенной плавбазой и обеспечивает ее бесперебойную работу, а плавбаза организует равномерный прием уловов от своих траулеров в любое время суток. Таким образом, рыбаки и обработчики в одинаковой степени оказываются заинтересованными в конечном результате труда. Работая по групповому методу, плавбаза "Северный полюс" в первый же год работы показала выдающийся результата, приняв в обработку от добывающих судов 401 тысячу центнеров рыбы. Такого успеха не добивалась ни одна плавбаза в стране. Через год этот достигнутый уровень был значительно перекрыт, обработано 500 тысяч центнеров рыбы.
Высоко оценивая роль коллектива плавбазы "Северный полюс", под руководством капитан-директора А.А.Гимильштейна в достижении выдающегося результата, начальник экспедиции Михайлов и флагманский помполит Васильев отметили и "большую заслугу рыбаков, в первую очередь, комсомольско-молодежного экипажа траулера "Н.Вилков", руководимого Героем Социалистического труда К.А.Числовым, который за девять месяцев работы сдал "Северному полюсу" 40 тысяч центнеров рыбы". К этому времени Константин Андреевич разменял уже шестой десяток, в таком возрасте оставаться на капитанском мостике небольшого промыслового судна удается немногим. А он продолжал рыбачить с не меньшим азартом, чем в более молодые годы.
Азарт – свойство одинаково присуще и человеку с удочкой в руке возле речки, и профессиональному рыбаку промыслового флота. В его основе лежат: терпеливость, вера в удачу, упорство и трудолюбие, если человеку не дано таких качеств натуры, вряд ли он может стать настоящим рыбаком.
Но это видимая, внешняя сторона деятельности людей рыбацкой профессии. Немногословный, сдержанный, приветливый Константин Андреевич Числов поступал, так или иначе, не по сиюминутным соображениям или спонтанно. Его решения, как правило, были продиктованы внутренним убеждением, нравственным чутьем.
Однажды по просьбе моряков своего траулера капитан написал письмо матери своего боевого друга Николая Вилкова с приглашением приехать в гости, побывать на корабле, названном именем ее сына. Константин Андреевич выслал ей денег на дорогу. Несмотря на почтенный возраст и мучившие ее хвори, мать Героя с благодарностью приняла приглашение рыбаков и без страха отправилась на край света, на Камчатку.
В аэропорту у подножья трех вулканов ее встретили с почестями, как родного человека. Когда гостью привезли в порт, где стояло судно, увидев на борту крупными буквами написанное имя и фамилию своего сына, тихо заплакала, стала креститься и шептать молитву. Константин Андреевич находился рядом, с родным человеком и бережно поддерживал пожилую женщину. Ей показали каюты и кубрики штурманов и матросов, ходовую рубку, рацию – человеку сухопутному все было интересно и страшно.
Когда команда собралась в столовой, мать Героя обратилась к рыбакам: "Сынки мои! Материнское спасибо и земной поклон вам за добрую память о моем сыночке. В сердце моем он остался таким же молодым, сильным и красивым, как вы. Он с детства мечтал о море и гордился тем, что служит на флоте. Тяжела и опасна ваша работа. Примите от меня самое дорогое, что у меня есть – вот эту икону с образом Богородицы пресвятой девы Марии, небесной заступницы святой Руси. Она оградит вас от опасности и бед. Да хранит вас Господь!".
Искренне, из глубин души идущие слова простой русской женщины, вопреки всем невзгодам сохранившей в своем несуетном сердце веру пращуров, из тьмы веков, передаваемой из уст в уста, из поколения в поколение, безмерная глубина е материнской любви потрясла тогда седого ветерана. И эти небезгрешные, грубоватые парни с просветленными глазами, благодарно хлопающие доброй и милой пожилой женщине, показались ему такими своими, такими родными …
Долго думал капитан, как быть с дорогим подарком. Будучи человеком материалистического воспитания, он не допускал возможным использование иконы как предмет религиозного поклонения, да и не представлял себе подобающего места, где она могла бы быть помещена. Поэтому Константин Андреевич обвернул икону белым с выцветшими цветочками по краю платком, которым когда-то покрывала святую голову Мать Героя и поставил ее как символ Матери всех моряков в капитанский сейф с важными судовыми документами и хранил как самую дорогую реликвию.
Будучи на пенсии и переезда с семьей в Подмосковье, капитан Числов не раз возвращался на Камчатку, выходил на промысле в море, как в былые годы.
Газета "Рыбак Камчатки" в специальном номере, посвященному 50-летию образования базы тралового флота сообщала, что лидерами соревнования в своих группах признаны экипажи СТ "Ванинск" (капитан Г.А.Канцибер) и СРТР "Лещ" (капитаны Н.П.Круглов и К.А.Числов).
Тогда Константину Андреевичу исполнилось 65 лет. Другого случая, когда человек в таком возрасте продолжал руководить средним рыболовецким траулером, история рыбной промышленности области не знает. Этот факт достоин книги рекордов, в то же время его по праву можно считать гражданским подвигом капитана Числова.

Recent Posts from This Journal