?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Воспоминания А.Савельченко, в августе 1945 года бывшего главным боцманом на пароходе "Емельян Пугачев".  Личных впечатлений о десанте и происходящем вообще у  боцмана  очень мало, в основном стандартный типовой текст,  но тоже в целом познавательноэ
Источник текста воспоминаний:  Калмина Л.А. «Запах земли». – Новосибирск: Манускрипт, 2007



"Емельян Пугачев", быший "Louis Agassiz", заложен  24.03.1943 на верфях "Oregon Shipbuilding Corp." в Портленде, США,  спущен  на воду 13.04.1943 (за один месяц!), в том же месяце принят нашей  закупочной комиссией и вошел в состав Дальневосточного государственного  морского пароходства.



...Дальний Восток... Военные действия велись по всему региону Японского и Охотского морей, включая Сахалин, Курильскую гряду и полуостров Камчатка. Был создан оборонительный район (КОР), которым командовал А.Р.Гнечко.

Японцы имели тогда наиболее выгодные позиции, владея Курильскими островами и южной частью Сахалина, захваченными ими ещё во времена поражения России в русско-японской войне 1905 года. Таким образом, были закрыты все выходы нашим кораблям в Тихий океан. Огромное количество японской боевой техники и подразделений солдат было сосредоточено на Курильских и ближайших к Камчатке островах: Шумшу, Парамушир и других. Помимо танковых, пехотных дивизий и артиллерии было девять аэродромов, могущих принять до 600 самолётов. Таким образом, имело место несравнимое превосходство японцев по численности и мощности боевых средств, поэтому японское командование чувствовало себя в полной безопасности, не беря в расчёт небольшие силы с нашей стороны. Тем не менее, в этих неравных условиях, с нашей стороны тщательно готовилась стратегическая десантная операция по разгрому Японии. Курильский десант стал, по сути, легендой – настолько невыносимыми были условия его проведения, и как блестяще и победоносно он завершился.

Морской десант (очерк-воспоминание)

Боевой приказ ставил перед нами задачу овладеть островом Шумшу путём внезапной высадки морского десанта, а затем, используя его территорию как плацдарм, овладеть островами Парамушир и Онекотан. Надо учесть, что Шумшу как со стороны океана, так и со стороны Охотского моря практически неприступен из-за отвесных скальных берегов и рифовой прибрежной полосы. Южная же граница, омываемая Вторым Курильским проливом, была пристреляна мощными огневыми средствами крепостной артиллерии. Таким образом, на Шумшу можно было высадиться только с северной стороны, из Первого Курильского пролива, и то лишь на небольшом участке между мысами Кокутан и Котомары. Японцы это хорошо понимали и все боевые средства сосредоточили на этом участке, они устроили систему противодесантной обороны глубиной до 13 километров: построили 58 дотов, расположив их таким образом, чтобы на берегу и в глубине обороны вести перекрёстный огонь, не оставляющий без поражения ни одно из направлений. В подземельях были устроены госпитали, узлы связи, электростанции, склады продовольствия и боеприпасов. Некоторые из этих сооружений находились на глубине до 50метров.

Японское командование считало эти острова неприступными для любого противника. Но оно просчиталось. Не учли самураи, что решающим фактором является не численное превосходство и мощность наступательных средств, а моральное состояние войск, их боевой дух.

Весь расчёт высадки десанта был на внезапность и быстроту. С 15 августа, то есть за четыре дня до выступления, наша 945-я батарея береговой обороны, расположенная на мысе Лопатка, каждый день до начала рассвета стала производить методический обстрел позиций обороны противника в районе, намеченном к высадке, чтобы вынудить японцев к этому времени отводить передовое охранение в безопасное укрытие. В разное время и разными курсами, скрытно вышли военные корабли; в отряд был включен и наш «Емельян Пугачёв».

В третьем часу ночи мы вошли в Первым Курильский пролив через некоторое время услышали канонаду нашей батареи с мыса Лопатки. После окончания артподготовки, не вызвавшей у японцев особой тревоги, десантные суда без огней, в полной тишине, на малых оборотах пошли к берегу с задачей быстро высадить передовой отряд в количестве 1363 человек. Командиром был назначен майор П.И. Шутов.

Примерно за час стрелковые подразделения и моряки передового отряда продвинулись в глубь острова, в направлении на маяк до двух километров. Вместе с ними ушли и артиллерийские корректировщики с кораблей. Высадка передового отряда близилась к завершению, когда произошло то, чего все ожидали каждую секунду: отряд обнаружен. В полной темноте завязался бой.

Вражеские орудия, миномёты и крупнокалиберные пулемёты, расположенные в дотах по склону гор и на мысах Кокутан и Котомары, вели кинжальный перекрестный огонь по нашим десантным судам. Дальнобойные орудия обстреливали корабли на рейде. С рассветом поднялись вражеские самолёты.

В эти минуты отлично вели огонь командиры кораблей «Дзержинский», «Охотск», «Емельян Пугачёв» и другие. Мы подавили много точек на подступах к маяку и к высотам 165 и 171, но достигнуть нужного результата, т.е. уничтожить батареи казематной артиллерии на мысах Кокутан и Котомары, не удалось. Огромные скальные толщи оказались не пробиваемыми даже для тяжёлых фугасных бомб. Эти батареи пришлось после брать штурмом, и они пали перед мужеством и отвагой наших десантников.

К 9 часам утра 18 августа было высажено около полка главных сил десанта. И хотя гаубицы и миномёты, в основном, пока находились на транспортных кораблях, тем не менее, силы десантников возрастали и под прикрытием корабельной артиллерии, почти неуязвимой для японцев из-за густого тумана на море, батальоны, забрасывая японцев гранатами и переходя в рукопашные бои, продвигались по направлению к маяку и высоте 171. Враги сопротивлялись с яростью. Высота несколько раз переходила из рук в руки. Японское командование, убедившись, что силы советских войск, высаженных на берег, малочисленны и не имеют достаточно артиллерии, решило сбить десантников с занимаемых позиций, а затем сбросить в море. В 14 часов вражеские войска силой до двух батальонов при поддержке 18 танков перешли в контратаку. Одновременно атака была предпринята и в районе высоты 165. В этих боях два человека закрыли своим телом амбразуры дотов. Это доброволец с плавбазы «Север» старшина I статьи коммунист Н.А.Вилков и комсомолец матрос-штурвальный П.И. Ильичев. Утром 18 августа в разгар боёв мы погрузили на баржу трактор-тягач, гаубицу с прицепом снарядов и посадили роту солдат. Не успели самоходка отойти от борта и трёх кабельтовых, как при выходе из полосы тумана была обстреляна. Несколько прямых попаданий снарядов береговой обороны разбили её. Командир корабля капитан-лейтенант Д.Д. Тимошенко приказал мне взять добровольцев и идти на шлюпке спасать людей. Добровольцами оказались все, кто был свободен от ведения огня. Из тех, кого я помню, со мной пошли: палубный матрос Паршинков, машинисты Лапин и Домников. Под огнём противника люди были спасены. А 23 августа острова Шумшу и Парамушир были взяты. После их падения самурайский дух японцев заметно поостыл. Только на острове Шумшу было пленено 11700 солдат и 555526 офицеров, в числе их был командующий Северной группой японских войск генерал-лейтенант Цуцуми Фусаки.

Настал мир. Мы, тихоокеанцы, горды тем, что внесли посильный вклад в Победу, и что именно нам довелось поставить последнюю точку в тяжёлой, но справедливой освободительной войне.


Recent Posts from This Journal