?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Воспоминания артиллериста 1-й батареи  Курильского крепостного полка Ямада Хиромичи (山田博通), служившего на Северных Курилах с июня 1942 года по июнь 1945.  Из книги “История 2-го артиллерийского подразделения  91-й дивизии на Севере Тисима” (北千島第九十一師団第二砲兵隊史), автора Ямаучи Кадзуоми (山内 一臣). Автор книги сам служил на Курилах, в звании капитана с сентября 1943 года командовал 6-й батареей 2-го дивизиона Курильского крепостного полка.
В качестве иллюстраций использовал несколько японских фотографий за 1943 год, к сожалению нашлись  пока только флотские.

К сожалению, целиком не влезло в публикацию, поэтому пришлось  разделить на две части.



Короткие вставки курсивом -  мои пояснения.

                                                                       Воспоминания

1940 г., декабрь. В качестве рядового действительной службы поступил в 9-й артиллерийский полк в Канадзаве.

1941, февраль. Прибыл в Дагу, далее через Тяньцзинь, Цзинань прибыл в Сюйчжоу, где располагался штаб 51-го горного артиллерийского полка 21-й дивизии. Распоряжением штаба направлен в 5-ю батарею (командир капитан Одзава), находившуюся в Хайджоу, припортовой зоне Ляньюньган.

    1941, май. В связи с боевыми действиями на Центральной равнине через 新郷Синьсян, Шицзячжуан прибыл в Тайюань, далее железнодорожным транспортомна юг провинции Шаньси, вечером прибыл в Точин.В течение последующих четырех суток продвигался маршем с войсками, добрался до поселка Шаоюань недалеко от реки Хуанхэ (на противоположном берегу реки находится город Лоян). Находясь здесь, я в течение 3 месяцев принимал участие в боях в горной местности Центральной равнины. В отвесных горах лошади падали в пропасть, нам приходилось разбирать пушки на части и тащить на себе, нехватка продовольствия – и все это продолжалось много дней. В этот период я стал кандидатом в офицеры 1-го класса.

1941, август. По окончании боевых действий на Центральной равнине я через Синьсян, Шицзячжуан прибыл вБаодин, в пригороде располагался аэродром. В течение месяца я служил в ангаре. С началом новых боевых действий я снова уехал и расстался со своими боевыми товарищами по 5- батарее.

1941, сентябрь. В уезде Маньчэн, в 40 километрах к западу от города Баодин я провел месяц в 51-м полку на учебных курсах для кандидатов в офицеры 1-го класса.

   1941, октябрь. Поступил училище для офицеров запаса.

   1942, март. Закончил училище.

   1942, май. Вернулся в свою часть в Канадзаве, далее переведен в части Северного фронта, попал в дивизион тяжелой артиллерии укрепрайона на Северных Курилах. Одновременно состоялось назначение из училища для офицеров запаса в Баодине: Фудзии Кунио, Сиру Ёсио, Сиру Тёдзиро, Ито Сюити, из училища для офицеров запаса в Тоёхаси: Ониси Сабуро, Нагаи Ясумаса, а также Накамура Косиро (где он учился, не известно, попал в части горной артиллерии укрепрайона)

   1942, июнь. Вышли из Хакодатэ на грузовом судне. Приятное и легкое путешествие по северным районам Охотского моря длилось 5 или 6 дней. Невольно напрашивались мысли: неужели Япония в состоянии войны? Наконец мы прибыли на остров Парамушир, корабль бросил якорь в Касивабаре

    Прибыв в Северокурильский укрепрайон, я доложил о прибытии подполковнику Эгасира, командиру дивизиона тяжелой артиллерии Северокурильского укрепрайона. В течение двух дней я находился в Касивабаре, где изучал текущую обстановку, выезжал на осмотр в Иваки.

     Места размещения:

-        1-я батарея (Бэттобу)          Ямада Хиромити, Ито Хидэити.

-        2-я батарея (Кокутан)           Сиру Ёсио (Мураками Саки), Сиру Тёдзиро.

-        3-я батарея (Кагэнотани)    Ониси Сабуро.

-        о-в Парамушир                      Фудзии Кунио

-        горная артиллерия укрепрайона Накамура Косиро.

    Во всех частях офицеры с большим сроком службы, большинство солдат – это старослужащие из запаса, которые после прибытия сюда не имели никакого опыта обучения. Приходилось им объяснять, что снаряд должен лететь в сторону врага, что позиции для орудий должны быть оборудованы подобающим образом.

    Я вместе с Ито прибыл в Бэттобу на Парамушире (мы высадились с судна в устье реки Сиоми-гава), доложили о прибытии сначала командиру 1-й батареи старшему лейтенанту Ояма, затем командиру отряда охраны Бэттобу подполковнику Ёнэкава Хироси.

    В состав управления 1-й батареи помимо командира старшего лейтенанта Оямы входили также лейтенант Тагути, лейтенант Сэо, прапорщик Сасаи, личный состав в основном был из полка тяжелой артиллерии Хакодатэ, полка горной артиллерии Асахикава, солдаты в возрасте, призванные из тыла и частично военнослужащие из полка тяжелой артиллерии Майдзуру. 1-я батарея перебазировалась в Бэттобу в середине сентября, до наступления зимнего периода, т.е. к третьей декаде октября, проводила работы по подготовке к зиме. Весь зимний период, т.е. до середины апреля, проходил, словно в спячке. И офицеры, и солдаты баловались спиртным, воздушных налетов не было, да и располагались не на территории противника, поэтому однообразные скучные дни сменяли друг друга. Даже в ясную погоду не было настроения заниматься учебными стрельбами.

Под казарму для 1-й батареи использовали помещение у устья реки Сиоми-гава, которое ранее принадлежало рыбопромышленной компании «Нитиро Гёгё»(Ничиро Гио Гио Кабусики Кайша). На тот момент, когда мы высадились, там в качестве сторожей проживала семейная пара, которая в октябре 1942 г. уехала в страну. Штаб караульного отряда охраны Беттобу (штаб отряда в Ёнэкава) располагался в одном из 4-х зданий, возведенных в сентябре-ноябре 1940 г. армейскими строительными частями, помимо этого штаба здесь находились офицерское общежитие, кухня и солдатская казарма. Штаб находился на удалении примерно 1500 м от реки Сиоми-гава, к подножью гор вела тропа. Примерно в 500 метрах от реки Сиоми-гава в зарослях кустарника арункуса   были оборудованы артиллерийские позиции, где стояли 4 полевых орудия типа 38 и были сложены боеприпасы. Позиции были укрыты сетками.




     Книзу от кустарниковых зарослей до высоты 82 к северу тянулась территория, по которой текла река Бэттобукава и располагались торфяные болота крупных и мелких размеров. На морском побережье до мыса Мураками виднелись песчаные холмы высотой 5-10 метров. Здесь также находилось 4 полевых орудия, которые могли держать под огнем береговую линию. Орудия и боеприпасы были доставлены сюда еще в июне 1941 г. до того, как сюда высадилась первая батарея.

У устья реки постоянно проживала семейная пара Бэссё Нидзиро. Их дети уехали на Хоккайдо на учебу. Семейная пара зимой жила форелью и лососевыми, пойманными в свое время сетями в реке. Они также выращивали овощи, нас учили готовить из них различные блюда. Особенно они преуспели в выращивании пшеницы, которая составляла основу их рациона. Они говорили, что зима наступает рано, зерно в колосе не успевает созреть до появления белой полужидкой субстанции. Примерно в середине 1943 г. флотские части перегородили реку Беттобу-гава, отчего образовалось большое озеро, которое использовали в качестве базы для судов (вероятно ошибка, использовалось искусственное озеро как база гидросамолётов) . После того, как эта территория стала принадлежать военно-морским силам, семейная пара уехала на Хоккайдо.

После того, как мы поступили на службу в отряд, мы учились стрельбе из горных орудий типа 94, изучали только способ стрельбы по точке прицеливания. К тому же нам не доводилось видеть полевое орудие типа 38 с одним упором. Мы вместе с Ито учились управлять орудием вдвоем.

По окончанию зимы в мае нам завезли провиант, топливо и боеприпасы, их доставляли баржей от транспортного судна. Нас привлекли к разгрузочным работам. Никаких тележек не было, все тяжелые работы выполняли вручную. Ито возглавлял бригаду, а мне поручили заниматься обучением артиллеристов. Среди них были пожилые солдаты, неохотно выполнявшие свои обязанности (часто освобождались от службы по причине ревматизма, невралгии и прочие возрастных болезней), но это не вызывало особого беспокойства. В большей степени были задействованы военнослужащие из Майдзуру, потом прибыли молодые солдаты из состава резервистов.

В периоды между учебными занятиями мы занимались сбором дерева для оборудования позиций. До обеда боевая подготовка, после обеда сбор досок – перемена занятий давала возможность переводить дух. В то время на побережье валялось много досок, достававшихся от Советского Союза. Мы собирали и складывали их для просушки на песчаных холмах. Кроме того, повсюду валялись белые кости китов. Мы делали из них трубки для курения табака и кости для игры в маджонг. Повсюду, куда только взгляд доставал, виднелись десятки китов, играющих друг с другом в морских волнах. Здесь было целое царство лососевых, форели и крабов. Стоило забросить сеть в устье реки Беттобу-гава, как можно было вытащить и 300, и 400 рыбин. Всего лишь маленькая речка, но рыбу в ней можно было ловить голыми руками. Все не съесть, поэтому в пищу шли только икра и молоки, все остальное просто выбрасывали. Когда ход форели и лососевых заканчивался, в реке Беттобу-гава и маленьких речках болотистой низменности ловили небольших, до 20 см. длиной, лососей, коих было бесконечное количество. Они поднимались по рекам и скапливались в озерах и болотах.

В середине октября 1942 г. на смену пожилым тыловикам, находившимся под командованием лейтенанта Ояма, поступили молодые солдаты.

Это были солдаты срочной службы из Майдзуру того же возраста, что и мы (22 года) и многочисленные новобранцы такого же возраста (обучавшиеся на курсах горной артиллерии в Асахикава). Наше расположение вмиг превратилось в настоящий военный лагерь. Наша батарея имела следующую структуру: командир батареи лейтенант Сакамото, 1-й взвод (командир младший лейтенант Ямада), 2-й взвод (младший лейтенант Ито), группа управления (сержант Ока), группа наблюдения (ефрейтор Самото), группа связи (ефрейтор Мурано), кадровик прапорщик Сасаи. Ефрейтор Самото был на 3 года старше меня. А командир батареи Сакамото был офицером-добровольцем 1-го года службы, с самого утра он напивался сакэ. Однако это не особенно волновало, потому что каждый день, даже в дождливую погоду, складывался из учебных занятий до обеда и сбором дерева после обеда. В ту пору учебные стрельбы производились по десантным судам, наблюдение заключалось в измерении дистанции от позиций до некоторых точек.

Recent Posts from This Journal