?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Воспоминания артиллериста 1-й батареи  Курильского крепостного полка Ямада Хиромичи (山田博通), служившего на Северных Курилах с июня 1942 года по июнь 1945, вторая половина.



Воспоминания ( вторая часть)

...

Осенью 1942 г., когда полным ходом шли работы по сбору дерева для оборудования позиций, пришел приказ оборудовать позиции для двух орудий на мысе Имаи-саки для обеспечения противолодочной обороны. Мыс Имаи-cаки – это равнинный участок на поверхности утеса вдоль реки Сиомикава, береговая линия протяженностью 70-80 м. Это прекрасная позиция, откуда контролируется северный вход в пролив Парамушир, фронтом размещена к острову Арайдо-сима, слева наблюдается местечко Иваки о-ва Парамушир. До мыса Имаи-саки нужно было проложить наклонную дорогу, по которой орудия можно было бы доставить на утес вдоль реки Сиоми-гава, поэтому решили использовать доски, которые были приготовлены для оборудования позиции Беттобу. Сначала оборудовали дорогу для доставки досок, потом доставляли сами доски. На площадке снега не было даже зимой из-за сильного ветра. Из растительности кое-где карликовые сосны, в основном шикша курильская. Работы проводились в спокойные дни в зимний период, к весне 1943 г. были закончены. Также завершили постройку одной казармы треугольной формы, оборудовали пункт наблюдения за подводными лодками. Сбор дерева завершился, а вместе с ним завершилось оборудование позиции Беттобу. Когда сейчас вспоминаю об этом, то эти позиции кажутся настолько легко оборудованными, что достаточно было одного орудийного выстрела, от сотрясения после которого все было разнесено в прах. Но это был приказ, и мы его добросовестно выполнили при всем при том, что нам на его выполнения не выделили ни одного гвоздя.

Корабли Пятого флота у берегов Парамушира, май 1943 года. Слева направо: тяжелый крейсер "Начи", плавбаза субмарин "Хейан-Мару" и эскадренный танкер-заправщик ВМФ "Тейю-Мару".




Тем временем в октябре 1942 г. на остров Атту прибыл один пехотный батальон под командованием подполковника Ёнэкава и один взвод горной артиллерии из состава зенитной батарей (отряд Сода), их отправили из Катаока. В мае 1943 г. бои за остров Атту приняли ожесточенный характер, осталась половина эсминцев, и с мыса Имаи-саки мы наблюдали, как их тащили на буксире к основной территории. Мы слышали рассказы о том, что бочки, набитые продовольствием, грузили на подводные лодки, которые в дальнейшем в ночной темноте подходили к острову Атту, сбрасывали груз у берега и возвращались. На момент проведения боев у острова Атту в проливе Парамушир было сосредоточено около 20 подводных лодок и тяжелых крейсеров типа «Начи», с мыса Имаи-саки мы наблюдали их так близко, словно можно было к ним прикоснуться. После славной гибели гарнизона острова Атту 28 мая 1943 г. гарнизон укрепрайона на Северном Тисима был приведен в полную боевую готовность. Я со своим первым взводом занял позиции на мысе Имаи-саки в готовности к бою.

Легкий крейсер "Тама" в "северном" камуфляже. Нес патрульную службу у Парамушира и Шумшу, участвовал в морском бою у Командор в мае 1943г.

Примерно в мае 1943 г. 30 человек под командованием сержанта Китаюгути, получив приказ оборудовать противолодочные позиции в Нисинотани, отправились туда и жили в палатках. Местечко Нисинотани – это ключевой район у южного входа в пролив Парамушир, находилось между Катаокой и Кагэнотани, организационно относился к зоне ответственности гарнизона Кагэнотани. В ту пору командиром артиллерийского отряда был майор Морисита. К палаточному городку часто выходили медведи, поэтому у командира гарнизона Кагэнотани запросили разрешение на применение оружия, на что получен был отказ, тогда с аналогичной просьбой обратились к командиру артиллерийского отряда, разрешение было получено, одного медведя застрелили. Спустя несколько дней в результате налета американской авиации был уничтожен штаб артиллерийского отряда в Катаоке, потоплено несколько транспортных судов в заливе Касивабара. Эту ужасную картину мы наблюдали с высоты холмов Нисинотани. В середине сентября работы по оборудованию позиций были остановлены (готовность составляла 80%), батарея получила приказ вернуться в исходное расположение. К этому времени авианалеты стали интенсивнее, очевидно, их целью были военно-морская база в заливе Касивабара.

Плавбаза субмарин "Хейан-Мару" и подводная лодка I-171, Парамушир лето1943 года.

Наша батарея должна была занять высоту 82, поэтому по возвращению в расположение батареи моему взводу было поручено заняться оборудованием позиции на высоте. В то время командиром батареи был назначен капитан Масуи.

Из-за шторма гидросамолеты не могли приземляться на база Касивабара (с мыса Имаи-саки мы видели, как самолеты падали в море и гибли пилоты), поэтому река Беттобу-гава была перегорожена в районе устья, образовавшееся озеро использовали в качестве новой базы для гидросамолетов (это происходило, когда мы находились в Нисинотани). Поэтому гарнизон района Беттобу был передан под командование военно-морских сил, включая мыс Имаи-саки.

Эскадренный танкер-заправщик ВМФ "Ниппон-Мару" на рейде ВМБ Катаока, Второй Курильский пролив.  На заднем плане о. Парамушир.

Высота 82 – это гора, вклинившаяся между Беттобу и мысом Мураками-саки. Сектор огня был определен вдоль береговой линии в направлении на мыс Мураками-саки. От Беттобу вдоль берега тянулись песчаные холмы, между ними находились участки протяженностью 70-80 метров, на которых были разбросаны торфяные болота. Вдоль этого участка также тянулись утесы высотой около 50 м. На вершине располагался 284-й отдельный пехотный батальон, передислоцированный из Маньчжурии.

У высоты 82 среди ручьев был разбит палаточный лагерь, где проживали вместе офицеры и солдаты. Я вспоминаю, как в декабре мы при любом морозе старались удержать палатки, которые сдувало зимними холодными ветрами. К счастью, стройматериалы для треугольных казарм были доставлены быстро, поэтому были построены казарма для солдат, кухня и лазарет (он же офицерская казарма), в них полностью разместился основной состав батареи. Численный состав увеличился, поэтому было достаточно рабочих рук для сбора досок, земляных работ для оборудования фортификационных сооружений и прочих работ, которые приходилось выполнять в условиях зимних буранов. Грунт промерзал на глубину до 60 см., конечно, болота Беттобу тоже замерзали, это делало возможным передвижение танков и гужевого транспорта. Было несколько случаев обморожения людей. Между казармами в снегу были прорыты туннели, был натянут провод, за который можно было держаться во время ходьбы.

В мае 1944 г. на позиции были доставлены орудия, начиная с этих пор стали проводиться учебные стрельбы, учения по отражению танковой атаки. По мере ухудшения обстановки на Южном фронте самолеты и флот, базировавшиеся на Курилах, стали переводиться на Южный фронт, соответственно мы стали терять контроль в воздухе и на море, авианалеты стали интенсивнее. Из-за американских подводных лодок у нас возникли многочисленные потери транспортных судов, курсировавших в Охотском море. С каждым днем продовольственное обеспечение становилось все хуже и хуже.

За полных два года с момента, когда в июне 1942 г. мы высадились в Бэттобу, и до момента, когда в мае 1944 г. мы на высоте 82 завершили оборудование позиций артиллерии, мы четырежды меняли свою дислокацию, поочередно перемещаясь в Беттобу, мыс Имаи-саки, Нисинотани, на высоту 82. Несомненно, командиры, пришедшие из пехотных частей, не имели никакого представления о том, с какими трудностями приходится сталкиваться при оборудовании артиллерийских позиций. Приказ подлежал безоговорочному исполнению, к тому же мы были преисполнены решимости сгореть в пламени патриотической верности.

01 марта 1945 г. в результате схода снежной лавины на мысе Мураками-cаки погибло 23 человека из состава 3-го взвода. 28 мая в результате атаки вражеской подводной лодки в 35 милях к востоку от мыса Айро на Сахалине затонуло транспортное судно «Тэнрё-мару» (торпедировано 29 мая подводной лодкой USS Sterlet), на котором находилась 1-я батарея, погибло 89 человек, в том числе командир батареи. Спаслось только 19 человек. Мне удалось избежать гибели благодаря тому, что на тот момент, когда происходило перемещение 1-й батареи, я был придан 6-й батарее. Когда 6-я батарея была в процессе передислокации, меня назначили командиром 1-й батареи. 09 июня я прибыл в Отару, принял выживших солдат, отправился в Вакканай, получил пополнение из числа артиллеристов и резервистов, на этом война закончилась.

За четыре года с сентября 1941 г. до завершения боевых действий было всего 5 командиров батареи, включая меня. За полных два года было выполнено 4 передислокации на новые позиции. Такого, чтобы мы постоянно находились в одном месте, как другие батареи, не было. Под снежной лавиной погибло 23 человека, от стресса погиб 1 человек, в результате потопления судна «Тэнрё-мару» погибло 89 человек, всего 113 человек. Это была батарея с трагической судьбой.

Recent Posts from This Journal