?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Еще одна  часть  воспоминаний о Курильской десантной операции дальневосточного писателя и журналиста А.М. Грачева.  Здесь  описывается капитуляция японской пехотной бригады гарнизона острова Уруп.
Источник: www.istmira.com




ГРАЧЕВ Александ Матвеевич
Курильский десант. (Из блокнота военного корреспондента)


Взятие острова Урул. Капитуляция

... Вскоре мы видим запив с обрывистым берегом, прочерченным в сторону моря длинным деревянным пирсом на сваях. Не успели сориентироваться, как на пирсе показались четыре фигуры японских офицеров, один из которых высоко держал четырехметровый бамбуковый шест с белой простыней на вершине. Пристаем к пирсу, выходим лицом к лицу к японцам. Белые повязки на наших рукавах указывают, что мы — парламентеры. Переводчик есть и у японцев. Но разговор у переводчиков долго не получается — они никак не могут понять друг друга. Японец, мордастый детина, с бульдожьей нижней челюстью, заглядывая в книжицу, орет, как попугай, одно и то же.

— Познакомить. Росска, майор Тарасова... Познакомить. Росска, майор Тарасова...

Видно, он очень плохо знал русский язык, его отстранили, и разговор с офицерами повел наш переводчик. Вскоре нас пригласили в помещение — дощатую хибару с башенкой на крыше. Там оказался застланный солдатской простыней стол, вдоль него — длинная скамейка, накрытая свернутым солдатским байковым одеялом, для советских офицеров. Видно, они уже ждали нас. На столе — сигареты, спички и букет саранок. В комнате потрескивает чугунная печурка, жара и духота невыносимы. Наша задача—выяснить: готовы ли японские войска к капитуляции?

—  Да, — отвечают, — японские войска получили приказ свыше на перемирие. Но для окончательного решения нужен ответ командующего гарнизоном.

—  Как с ним связаться?

Отвечают, что пытаются, но ничего не получается, где-то обрыв на линии. Майор Радужанов вполголоса говорит мне, что не видно телефонного аппарата: «Выйди, вроде по нужде, осмотри обстановку».

Вход в домик забит японской солдатней, их человек двадцать. От веселого любопытства у них рты до ушей, неприязненные взгляды. Спрашиваю, используя жестикуляцию, — где туалет? Показывают за хибару. Стараюсь осмотреться и лучше изучить ситуацию. И вдруг замечаю на траве полевой телефонный провод. Выслеживаю — уходит за будку туалета. Захожу за туалет — на столбе прикреплен телефонный аппарат, полевой, военного образца. Не могу точно представить теперь, что руководило тогда мной, но решение пришло мгновенно — оборвать связь, раз скрывают. Оторвал провода от клемм. Понаблюдаем, что будет дальше.

Но едва вернулся в хибару, шепотом доложил об этом Радужанову, как из глубины острова раздались автоматные очереди. Стреляли наши автоматы, у японцев тогда их не было на вооружении. Лица японцев заметно побледнели.

—  Машину! — приказал майор Радужанов, вскочив со своего места.

К хибаре вскоре подъехал грузовик, мы взобрались в него, японцы прихватили все тот же бамбуковый шест с белой простыней. И машина рванулась — по серпантину дороги вверх на плато. И вот перед нами — плато, ровное, привольное, японцы показывают влево — там строчили автоматные очереди. Машина летела на всей скорости. Впереди — сооружение, похожее на овощехранилище, над землей возвышается лишь крыша с вентиляционными трубами и оконными створками. По опыту знаем, что это казарма, такие мы видели на всех островах Курильской гряды. У нее два выхода — в торцах строения. Машина резко тормозит у самого входа с западной стороны. К двери ведет траншея в рост человека, а в ней просматривается каска нашего солдата. Рядом, на бруствере траншеи, видна куча японских винтовок, знаменитых «Арисак». Спрыгиваем, бежим к солдату. Ясно, солдат — наш разведчик из группы, что послана прочесывать плато.

—  В чем дело? — спрашивает майор Радужанов — Почему стреляли?

—  Да вот, роту японцев взяли в плен, а чтобы не шебуршили, дали для острастки несколько очередей в воздух.

Оказалось, что разведчики наткнулись на японскую казарму, закупорили оба выхода из нее. Приказали японцам сложить оружие. Те по очереди сдали винтовки, которые теперь лежали у обоих концов казармы. Но меня поразило другое: когда я взял одну из «арисак», то увидел, что в ней нет затвора, а патронник оказался забитым землей.

—  Вы это сделали?

—  А кто же? Лейтенант приказал.

По решению майора Радужанова разведчиков забрали в машину, сюда же погрузили японские винтовки и благополучно вернулись на берег. Японская рота осталась без оружия.

Вечерние сумерки уже окутали море, когда мы вернулись в хибару. К этому времени сюда приехал представитель командования гарнизона с картами острова. Именно этого мы домогались у японцев, пока шли переговоры. Мы пригласили в мотобот майора Тарасова, командира аэродромного батальона, а также капитана, привезшего карты, и затемно вернулись на корабль. Нас пригласили на ужин...

...Но операция, оказывается, только начиналась. Как выяснилось, командующий гарнизоном не желает устанавливать контакты с советским командованием. Где он—никому не известно. Снова наш командующий вызывает парламентеров.

Договорились, что ночью нас перебросят десантной японской баржей на 30 километров к Гогу в бухту Мисима. С нами будет новый японский переводчик. Через него нам предстоит узнать пути и, в конце концов, проникнуть к командующему гарнизоном и передать ему ультиматум советского командования. Командовать группой вновь будет майор Радужанов, замечательный советский офицер.

Остров Уруп,  залив Мисима и пирсы  одноименного  рыбацкого поселка. Справа мыс Сисива . Фотоальбом  «По земле тысячи островов»,  19 июля 1946 года.

5433.jpg543.jpg

У нас возник вопрос: почему северная часть гарнизона сдалась, а весь гарнизон острова во главе со штабом Главнокомандующего избегает контактов с советским командованием?

-— Не иначе, как хотят смотаться в Японию, до дома, — высказал предположение один из офицеров оперативного отдела нашего штаба,

—  Посудите сами: гарнизон готов к «перемирию», северная его группа сложила оружие, а вот командующий со своим штабом чего-то крутят

Не иначе, как у них существует свой тайный план

Над этим нельзя было не задуматься, тем не менее, приказ есть приказ: в ночь отправиться в бухту Ивами.