?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Воспоминания участника Курильского десанта капитана  М.Н. Лихобабина, опубликованные в газете "Камчатская правда"  от 13 сентября   1975 года. На момент операции капитан Лихобабин являлся редактором флотской газеты Петропавловской Военно-Морской базы  "За Родину".  Описывается капитуляция японского гарнизона ВМБ Катаока на острове Шумшу(Симусю).


КАПИТУЛЯЦИЯ
Незабываемые страницы истории

В дни торжеств по случаю 30-летия Победы над милитаристской Японией газета подробно рассказала о десантной операции на острове Шумшу, о доблести воинов-дальневосточников. Сегодня предлагаем воспоминания подполковника запаса Н. Лихоба- бина, участвовавшего в принятии акта капитуляции японских войск.
ПОБЕДА наших войск на острове Симусю (Шумшу) оказала решающее влияние на гарнизоны других островов северной части Курильского пояса. Вслед за гарнизоном Симусю начали капитуляцию японские захватчики на острове Парамушир, где сдался в плен командующий одной из группировок противника.
Командующий советскими войсками генерал-лейтенант Гнечко потребовал к себе японских уполномоченных для подписания условий капитуляции, и они не замедлили явиться. На наш командный пункт с японской стороны прибыли генерал Сузиио Ивао в сопровождении многочисленной, с претензией на помпезность свиты. Рослые, специально отобранные, знаменосцы шли следом за своим генералом, свешивая над его головой белые флаги - символ позорного конца. Тощий старик-генерал, с позолотой на мундире, понуро брел впереди процессии. Подойдя, он сделал судорожное усилие изобразить на сухом, безжизненном лице приветливую улыбку...
Условия капитуляции подписаны. В них указано: всем офицерам и солдатам гарантируется безопасность для жизни и сохранение личного имущества невоенного образца.
На следующее утро наши корабли с представителями советского командования вышли в район расположения японцев, как было указано в соглашении, в военную базу Катаока, для принятия капитуляции войск противника. При нашем входе во второй пролив, отделяющий Шумшу от Парамущира, береговые батареи японцев открыли с двух сторон кинжальный огонь. Орудия наших кораблей нанесли ответный удар. Особенно геройски вели себя моряки минного заградителя «Охотск», Его орудия заставили врага замолчать. Славные действия боевого экипажа получили высокую оценку — кораблю было присвоено гвардейское звание.
На подлую провокацию врага наше командование ответило новым штурмом японских позиций.
Благодаря решительным действиям советских войск, японцы опомнились. И вот к советскому генералу Гнечко снова пожаловал «в гости» японский генерал. Он доложил, что получен приказ императора Японии о сдаче японских войск.
На утро следующего дня командование наших морских сил, не желая далее рисковать крупными кораблями, направило в Катаоку торпедный катер, на борту которого были военно-морские офицеры, уполномоченные принять акт капитуляции японских войск. В числе пятерки офицеров был и автор этих строк.
Подходим к пирсу, Над уцелевшим зданием морской . комендатуры болтается белый флаг. Вокруг — ни единой живой души. Вдруг из-за поворота вынырнули два лимузина и остановились у пирса, где пришвартовался наш катер. Из машины вышли два низкорослых офицера в морской форме и еще на почтительном расстоянии стали подобострастно раскланиваться и козырять. Одни из них капитан Сато на требование советских представителей передать карты расположения батарей, складов и других военных объектов, прикинулся непонимающим. Он начал говорить о том, что советские офицеры прибыли очень рано. Сейчас по токийскому времени восемь часов, а переговоры должны начаться в десять... Только после того, как японские часы были переведены по поясному времени — на два часа назад, а Сато был предупрежден об ответственности, японцы стали более сговорчивыми.
Затем мы пересекли пролив и подошли к причалу ocтрова Парамушир. Здесь помещался штаб всей северной группы японских войск и резиденция командующего. Та же встреча, те же улыбки, то же подобострастие японских офицеров. Но здесь много японских солдат. Они окружают нас плотной толпой, молча и угрюмо разглядывают.
В полдень выезжаем на аэродром — к месту сбора капитулировавших японских войск. Maшина еле-еле преодолевает ухабы.
Ровно в 12 часов японский флаг, висевший над штабам части, был спущен и было указано место куда складывать оружие. Японские офицеры истошным голосом выкрикивали команды. Потом одна за другой начали двигаться колонны войск. Японские солдаты усердно печатали шаг. Они хотели выглядеть бравыми воинами. Но это никак не получалось. Огромные заплаты на штанах, изорванные обмотки усугубляли жалкое зрелище.
Быстро сложив оружие и снаряжение, солдаты мелкой рысцой отбегали в сторону и, подогнув под себя ноги, садились на землю. После этой церемонии японские войска были направлены в специальные казармы.
В 16 часов над штабом был поднят флаг Военно-Морского Флота СССР и в это время мы увидели, как на дороге, ведущей из глубины острова, показались машины с красными флажками.
На переднем газике ехал генерал-майор Дьяков — командир армейской части десанта. Признаться, у нас на, душе отлегло, потому что весь день мы впятером действовали на южной части острова в японской базе Катаока. Здесь приняли капитуляцию от пяти тысяч войск, а впереди были новые заботы — на острове Парамушир находилась 22-тысячная армия японцев.
В то время, как мы принимали оружие, военную технику, боеприпасы у капитулировавших войск на Парамушире, корабли и транспортные суда, взяв на борт часть наших войск, вышли на юг, вдоль Курильской гряды. После того, как в жестоких сражениях были сокрушены японские войска на Шумшу и Парамушире, гарнизоны других островов сдавались без боя. Завидев наши корабли, поспешно выбрасывали огромные белые флаги.
К вечеру 2 сентября часть кораблей возвратилась в Петропавловск, и мы стали свидетелями грандиозного праздника Победы! На улицы вышли десятки тысяч ликующих горожан. Звучали музыка, песни. Над Авачинской бухтой взлетели разноцветные ракеты.


Встреча участников боёв за Курильские острова в порту Петропавловска-Камчатского





Корабли дали салют. И небо опять загорелось разноцветными огнями. До поздней ночи Петропавловск праздновал долгожданную Победу!


Комментарий:

В разных источниках у Лихобабина разные звания, майор (у Акшинского), капитан (у Стрельцова). Пока решил использовать звание "капитан."  Также, пока еще неизвестны его   имя и отчество, к сожалению.