?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Глава из книги, написанной по записям и документам капитана Нагасима, посвященная подготовке к бою и выдвижению танкового полка к исходным позиция для контратаки. Хронологически является предшествующей главой  к выложенной ранее части,  описывающей саму   атаку японского танкового полка. Текст, как обычно, пафосен, японцы герои, наши вероломно нападают и вообще война уже  закончилась.
Также кое-какие поправки. Теперь точно известно имя начальника штаба 11-го танкового полка, оно было записано  каной, поэтому можно не гадать и не примерять разные варианты чтения. Зовут его Хани Кацутаке, а не Нибу Кацудзе, как считалось ранее. Потом переправлю и в предыдущем тексте.



占守島の戦いと軍使・長島厚大尉
Битва за Шумшу и переговоры - капитан Нагасима Ацуси

фрагмент:

11-му танковому полку дан приказ атаковать

   18-го числа примерно в 2:30 из штаба 91-й дивизии в штаб 11 танкового полка пришел приказ: «Сегодня утром неопознанный противник при поддержке огнем корабельной артиллерии начал высадку десанта в районе Такэдахама. Командиру полка Икэде приказываю  взять в подчинение две роты из состава инженерного отряда майора Идзуми (Хироэ), выдвинуться в направлении на Кокутан-саки, уничтожить противника».
   Командир полка Икэда, который к этому времени уже знал о том, что страна прекратила войну, согласившись с Потсдамской декларацией, и испытывал чувство глубокого разочарования, снова воспрял духом.
Командир Икэда связался по телефону с танковыми ротами, дислоцировавшимися соответственно в Ямадано, Тадзавадай, Тэндзинсан, Яматобаси, Тисимабаси, Мукогаока,  объявил срочный сбор, сообщил нижеследующую ситуацию и отдал распоряжения:

«Сегодня утром в 2:10 противник силами двух батальонов высадился десантом в районе Кокутан-cаки, вступили в бой с нашими частями 1-й линии обороны.

  1. Наши части атакуют противника с целью сбросить его в море и уничтожить.

  2. Все танковые роты (слева от батальона Такэситы, справа от батальона Суда), а также одна пехотная рота поступают в мое непосредственное распоряжение.

  3. Командиру 4-й танковой роты: выдвинуться в район Кокутан-cаки для разведки противника, в 5:00 прибыть к горе Тэндзин для доклада.

  4. Командиры всех танковых подразделений поступают в непосредственное подчинение командиру бригады Дзиго.

  5. Всем танковым подразделениям немедленно завершить подготовку к бою, выдвинуться в район горы Тэндзин для сосредоточения.

  6. Место и время общего сбора: гора Тэндзин 5:00.


Комментарий указанной ситуации разъяснение содержания приказа

   2 ч.10 мин. Десант неопознанного противника в составе двух батальонов численностью более 2000 человек высадился в районе мыса Кокутан (Такэдахама). Обороняющий данный участок местности батальон Мураками (282-й отдельный пехотный батальон в составе более 800 чел.) в настоящее время ведет бой с противником. Основные силы танкового полка немедленно выдвинулись в направлении Кокутадзаки с целью выдавить противника в Такэдахама и уничтожить его.
   Все танковые подразделения, находящиеся в составе батальона Такэсита (283-й пехотный батальон в составе более 1000 чел.) и батальона Суда (293-й пехотный батальон в составе более 1000 чел.), обороняющих территорию в 25 километрах к югу, а также одна пехотная рота, выступающая во взаимодействии с танковыми подразделениями, поступают в мое (командира полка Икэды) распоряжение.
   Командиру 4-й танковой роты капитану Ито Рикио, находящемуся в относительной близости от места ведения боевых действий, выдвинуться в направлении на Кокутан-cаки, выяснить государственную принадлежность противника, установить его силы и средства, к 5 часам утра прибыть к месту сосредоточения танковой группы к горе Тэндзин и доложить обстановку.
   В дальнейшем все командиры танковых рот и я поступаем в распоряжение командира 73-й бригады генерал-майора Сугино Ивао, осуществляющего общее руководство операцией.
   Всем ротам по завершении подготовки танков к бою выдвинуться к месту сосредоточения у горы Тэндзин. К 5 часам утра я прибуду к горе Тэндзин и буду ожидать подхода всех рот.

   Все танковые роты, услышав указ об окончании войны, готовили танки к затоплению в море. Поэтому все были заняты тем, что демонтировали танковые орудия, пулеметы, средства связи. Снаряды и патроны складывали возле танков, взрыватели изымали из снарядов.
   Командиры танковых рот, услышав срочный приказ командира Икэды, приказали экипажам танков и техникам снова ставить на танки снятые орудия, пулеметы, средства связи,  устанавливать взрыватели на снаряды.
5-я танковая рота, размещавшаяся на зеленых холмах в верховьях реки Накагава, к 17 числу уже закончила работы по демонтажу танков. Внутрь каждого танка был заложен 250-килограммовый фугас, танки были отведены на скалу на морском побережье и подготовлены к затоплению, ждали только приказ.
   Вечером 17 числа по приказу командира роты старшего лейтенанта Фурусавы Каору все солдаты и офицеры, всего более 80 человек, собрались на площадке перед казармой. Впервые за последнее долгое время пили японское сакэ, ели белый рис без всяких добавок из морской капусты и оживленно общались.
   Когда пирушка подходила к концу, внезапно в небе появился неопознанный самолет, покружил и улетел в сторону Камчатки.
«Война уже закончилась. Что за шальной тут разлетался… ?» . Никто особо-то на него не обратил внимания. После приема пищи все разошлись по палаткам и легли отдыхать.
   Согласно запискам  командира 1-го взвода старшего лейтенанта Уэяма Сэйдзи, от сигнала о вражеской атаки сон как ветром сдуло. Старший лейтенант Уэяма выскочил из палатки и посмотрел на небо на севере. С северного направления слышались глухие пульсирующие звуки. Несомненно, это была артиллерийская канонада.
   «Противник высадился в Кокутандзаки. Всем подготовиться к бою. По окончании подготовки всем немедленно собраться у горы Тэндзин».
   Командир роты Фурусава приказал немедленно всем собраться перед командирской палаткой, кратко разъяснил ситуацию и приказал принять бой.
   Чтобы привести в боевой состояние танки и грузовики, подготовленные к уничтожению, потребовалось много времени и сил. Первый восстановленный танк занял командир роты Фурусава, второй занял старший лейтенант Каминояма. Два танка, не дожидаясь, пока будут готовы остальные танки, шли на шоссе и направились на север.
   Во время движения по шоссе показались пехотные части на марше, двигавшиеся на север. Когда танки приблизились, пехотинцы уступили им дорогу, приветственно взмахивая руками в сторону проходивших танков. Обогнав пехоту, танки продолжили движение и вскоре прибыли к горе Тэндзин.
   Командир 3-го танкового взвода (3 танка), располагавшегося у горы Тэндзин, лейтенант Утида Хироси отдыхал, когда его разбудил сигнал тревоги. Прибежавший связист сержант Суэ доложил командиру Утиде:
   «Противник высадил десант на Кокутан-cаки. 282-й батальон вступил в бой. Командир Икэда приказал готовиться к бою».
   Разбуженные громом канонады подчиненные услышали голос командира взвода Утиды:
   «Срочный сбор! Вставайте! Противник атакует!»
   Среди танкистов были те, кто недоумевал: не может быть, чтобы это была атака противника. После окончания боевых действий боевой дух в подразделениях ослаб. Может, командир просто решил объявить тревогу, чтобы всех взбодрить?
Однако приказ есть приказ. Все разбились по своим подразделениям и стали откапывать канистры с топливом, которые накануне закопали в землю, и заливать топливо в танки, со склада боеприпасов стали носить снаряды и складывать их внутрь танков. Бригада поваров готовила пищу, раздавала рисовые лепешки солдатам, готовившимся идти в бой.
Закончив подготовку к бою, танкисты 3-й танковой роты ожидали, когда к этому месту подойдут танки из других районов.
Командир полка Икэда, отдав распоряжения по вопросам связи в каждую из рот, собрал всех командиров рот в штабе полка и приказал:

«1. Командиру роты технического обслуживания вместе с ремонтным взво
    дом и взводом снабжения выдвинуться в Тайкандай (Дайкандай) и нахо
   диться там в режиме ожидания.

  1. Лейтенанту медслужбы Киносита погрузить на грузовики все медицинское оборудование, возглавить санитарную бригаду и следовать за штабом.

  2. Офицеру-инженеру капитану Такаиси возглавить резервный отряд, принять под командование оставшихся солдат, сжечь секретную штабную документацию, поддерживать связь со штабом. В случае высадки десанта противника  в районе Нагасаки или Кагэнома силами резервного отряда атаковать противника. В случае отсутствия десанта противника до последнего момента отслеживать текущую ситуацию и в зависимости от ситуации навести порядок на поле боя.

  3. Штаб выдвигается в 4:00. Танкам, подготовленным к бою, сосредотачиваться у дороги.


Комментарий указанной ситуации разъяснение содержания приказа

   Рота технического обслуживания, которую возглавлял капитан Исияма Садао, состояла из более 60 человек. В ее задачи входил ремонт поврежденных в ходе боя танков, пополнение боезапаса и топлива. Рота получила приказ в полном составе выдвинуться в Дайкандай, где располагался передовой штаб.
   Медицинский взвод при штабе бригады во главе с лейтенантом Киносита Фудзио, имел в составе 8 человек. Взводу были приданы 34 санитара. Медицинский взвод, как и техническая рота, получила приказ выдвинуться в  Дайкандай.
Техническая рота и медицинский взвод в составе более 90 человек погрузились на грузовики и по шоссе выехали в северном направлении на Дайкандай.
   Инженерная группа играла основную роль в строительстве казарм, оборудовании позиций, копка траншей и окопов, оборудование шоссе, строительство мостов и т.д.
   По приказу командира Икэда инженерная группа осталась при штабе под командованием капитана Такаиси Тёсиро, которому также было дано указание уничтожить секретную документацию бригады с тем, чтобы не допустить ее попадание в руки противника.
   Третьим пунктом приказа значилось проведение совместно с оставшимися подразделениями подготовки к бою на случай, если подойдут части противника, высадившегося в Нага-саки (бухта Катаока) или Кагэнома (залив Накагава).
   Значился и такой пункт: «С наступлением последнего момента боя, по ситуации, провести зачистку поля боя». Это означало зафиксировать всех выживших и всех погибших из числа танкового отряда, похоронить погибших, обеспечить сбор имущества погибших для их последующей доставки родственникам на родину.

   Однако в действительности по окончании кровопролитных боев советские войска не дали возможность произвести опознание и захоронение погибших японских солдат. Плененные японские солдаты, оставив на поле боя своих погибших боевых товарищей, были интернированы в Сибирь и в Европу.
   Отдававший приказы и распоряжения командир Икэда собрал в своем блиндаже штабных офицеров и вместе со всеми поднял чарку перед началом боя. Сначала он налил сакэ в чашку майора Хани (Нибу), командира группы управления, пожал ему руку и улыбнулся.
Майор Хани начал свою офицерскую карьеру в 4-м танковом полку Квантунской армии, он был ветераном боев в Индонезии под началом командующего генерал-лейтенанта Хитоси Имамура. Будучи простым человеком, он с любовью и уважением относился к подчиненным. Он был полной противоположностью по-отечески строгого полковника Икэды. Опекал подчиненных заботой и вниманием, словно птица-наседка укрывала крыльями своих неокрепших птенцов.
     Вслед за майором Хани командир полка Икэда с чаркой сакэ обошел всех офицеров: капитана медслужбы Като Дзиро, своего заместителя капитана Огата Сидзуо, командира группы связи капитана Сато Мицуо,  офицера бухгалтерской службы капитана Хаттори Хидэо, командира резервного отряда капитана Такаиси Тёсиро.
Получив сообщение о том, что командирский танк готов, а подготовка танка командира группы управления майора Хани еще не завершена, командир Икэда сказал майору Хани:
   «Поедешь со мной».
   Перед тем, как занять место в командирском танке, командир Икэда пожал руку командиру резервного отряда капитану Такаиси и сказал:
   «Не забудь мою просьбу, приведи все в порядок».
   Позже капитан Такаиси Тёсиро вспоминал о своих впечатлениях о командире Икэда в ту минуту.
«Командир Икэда был бодр и спокоен, ни капли уныния или разочарования. Я до сих пор ощущаю тепло его ладони, которое я почувствовал при рукопожатии. Вот как воины уходят в бой – кажется, что я видел всю картину».
   Повязав на голову повязку с красным кругом, взяв в правую руку палаш, а в левую сигнальный флажок, командир Икэда забрался на танк и наполовину тела влез в башню. Майор Хани следовал за ним неотступной тенью, занял место позади командира Икэды.
Наводчик танка капрал Танно Канамэ, высунувшись из танка, сказал: «Господин майор, пожалуйте сюда».
   На что  майор Хани, улыбнувшись, ответил: «Не беспокойтесь, мне здесь удобно».
   Командир Икэда взмахнул командирским флажком, дав сигнал «Вперед!». Танковая группа во главе с командирским танком и посыльным танком направились к месту сосредоточения у горы Тэндзин.
   Незадолго до 5 часов командирский танк прибыл к горе Тэндзин. Вслед заним прибыла танковая группа в составе 1-й, 3-й и 6-й танковых рот.
   Командир 4-й роты капитан Ито Рикио, получив приказ вести наблюдение за противником, раньше танковой группы отправился со своей ротой на север, вел наблюдение за состоянием дел в Такэдахама и Кокутан-саки, вышел на плато слева от того места, где гора Сирэй подходит к реке Тоёки-гава.
   Капитан Ито установил: противник, высадившийся десантом на Такэдахаме, - советские части; противник продвигается по склонам гор на участке с востока (гора Нантай и гора Нётай) на север; некоторые части противника достигли гряды Нантай, атакуют позиции батальона Мураками, располагающиеся на южном склоне.
Заметив танки капитана Ито, советские части открыли беглый огонь из орудий и пулеметов. Капитан Ито, выполнив задачу по наблюдению за противником, прибыл к горе Тэндзин. На танках виднелись следы обстрела. Капитан Ито доложил командиру Икэда результаты наблюдения.
   Если каждый танк действует сам по себе, он становится легкой целью для противотанковых пушек и противотанковый ружей противника, ведущих стрельбу со всех сторон. Более эффективная тактика применения танков – когда они  находятся в мертвой зоне и получают по рации от пехотных информацию о местах расположения огневых точек противника.
Однако командир Икэда не мог ждать подхода пехотных частей. Если бы ждал, тогда батальон Мураками пал бы под ударами советских частей. Практически вся гора Сирэй была занята советскими частями. Командир Икэда решил: чтобы не допустить гибели батальона Мураками, немедленно атаковать без поддержки пехоты.
   В 5:30, окинув взглядом офицеров и солдат, командир Икэда громко произнес:
   «Мы – защитная стена нации Ямато, оставим же наши имена в истории».
   В ответ раздался дружный одобрительный возглас, солдаты и офицеры были едины в своем порыве.
   Танковая группа во главе с танком командира Икэды вышла на шоссе и взяла курс на север.
   В 6:10 танковая группа проследовала по флангу наблюдательных позиций, где располагался штаб северной подвижной группы. Группа проследовала вдоль южного подножья горы Сирэй и остановилась. Было примерно 6:30. Несколько танков во время марша отстали. На этот момент количество прибывших к месту сосредоточения танков превысило 30.
   Командир Икэда наблюдал, как на гребне горы Нантай показались многочисленные советские солдаты и начали яростную атаку на позиции батальона Мураками, располагавшихся на южных склонах горы Нантай.

Продолжение здесь:
http://exarchmk.livejournal.com/27373.html



Комментарии:

1.   "Командир полка Икэда, который к этому времени уже знал о том, что страна прекратила войну, согласившись с Потсдамской декларацией, и испытывал чувство глубокого разочарования, снова воспрял духом." - в реальности же боевые действия не закончились, так как частями японской армии не были получены приказы о сдаче в плен. Мало того, по современной информации, командование гарнизона Северных Курил имело приказ держать оборону полученный от штаба Пятого фронта. Все позиции на берегу были заняты войсками, находящимися в боевой готовности,  рядовому составу опорных пунктов на побережье не было сообщено, что на 18-е число готовилась капитуляция.

2.
"Однако в действительности по окончании кровопролитных боев советские войска не дали возможность произвести опознание и захоронение погибших японских солдат. Плененные японские солдаты, оставив на поле боя своих погибших боевых товарищей, были интернированы в Сибирь и в Европу" - чистейшей воды враньё, при том, что в самой Япониии существуют воспоминания японских же солдат, которые будучи в плену как раз занимались захоронением своих погибших.  Также, по имеющейся официальной информации там считается, что все погибшие японские военнослужащие на поле боя собраны, кремированы и захоронены на военном кладбище в Катаока.  Реальность же несколько иная.

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
numer140466
Jan. 27th, 2016 10:33 pm (UTC)
Спасибо, интересно.
Вот не пойму, получается, про подготовку к уничтожению боевой техники тоже враньё или это как-то причудливо сочеталось?
exarchmk
Jan. 27th, 2016 11:15 pm (UTC)
Там получается так, что гарнизоны противодесантных опорных пунктов были готовы к обороне, но основные силы вели подготовку к капитуляции, которая намечалась примерно на полдень 18 августа. Ну как капитуляция, войска должны были быть оповещены все о том, что пришел приказ об окончании войны. При этом матчасть частично уничтожалась, частично вывозилась в метрополию, как это планировалось с тяжелой артиллерией. Также полностью хотели вывезти все оборудование рыбзаводов, весь сезонный улов и продукцию и вообще всё по возможности.

С капитуляцией у японцев дело там тёмное, сейчас известно, что Хигучи отдал распоряжение командованию гарнизона устный приказ держать оборону, а даже потом, начальник штаба 91-й дивизии отказался исполнять приказ о капитуляции, именно поэтому наши корабли были обстреляны береговой артиллерией во Втором Курильском проливе 20 августа.
numer140466
Jan. 27th, 2016 11:17 pm (UTC)
Спасибо.
В таком случае было бы странно,если слухи о капитуляции не просочились в среду бойцов даже без объявления о ней.
Верно ли я понимаю, что даже это не могло оказать заметного влияния на боевой дух японцев и они сражались упорно?
exarchmk
Jan. 27th, 2016 11:26 pm (UTC)
Насчет слухов, они были, но очень неясные. Как правло, отдельные гарнизоны находились на отшибе, далеко от основных сил. Командный состав был информирован об обращении императора, но солдатам пока об этом не говорили. Тем более что с момента обращения прошло мало времени, передано оно было 15 числа, приказы на сдачу пришли еще позже.
Боевой дух у части солдат и офицеров был достаточно высок, помимо молодого призыва были и ветераны, в том числе Халхин-Гола и Гуадалканала, из частей, что переправлены с Алеут. Много ветеранов китайской кампании. Это не эрзац-части конца войны, а кадровая полнокровная дивизия с усилением. По разному они воевали. Были и те, кто собирался погибать, и те, кому все осточертело и они сдавались.
numer140466
Jan. 28th, 2016 07:17 pm (UTC)
А с чем связано, что против американцев японцы с удивительным упорством бились и пленных был минимум, а вот наши взяли не мало пленных?
exarchmk
Jan. 28th, 2016 07:57 pm (UTC)
Причин разных немало. Это и окончание войны и общая усталость от неё. И несколько иное отношение как к противнику со стороны японцев, и выступление императора от 15 числа. Хотя и до этого сотнями сдавались в Маньчжурии. На Курилах с основном хотели воевать и далее, но уже поступил прямой приказ из Токио о сдаче и прекращении сопротивления, там были очень недовольны, когда информация о том, что боевые действия продолжаются вопреки приказам дошла до них. Говорят, что из-за этого случая над Хигучи, командующим Пятым фронтом висела угроза сесть на скамью Токийского трибунала, но каким-то образом он смог избежать этого.
livejournal
Feb. 11th, 2016 09:28 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal восточного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
( 7 comments — Leave a comment )

Profile

Мина
exarchmk
exarchmk

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy